добавить в «Избранное» сделать стартовой
Реклама от Google
RSS

Наука лидерства

Выпуск рассылки от 08.03.2015

Помнится как-то вы хотели написать новые по содержанию и изложению учебники высшей математики и организовать Школу для расширения кругозора в математике часов на 400-800 с включением логик размытых классов, стратегий, распознавания, обратных связей и др.
Удалось ли?

Ольга

Нету платежеспособного спроса на математику сейчас.


Прочитал Вашу статью

http://shel-gilbo.livejournal.com/85907.html "Коммунизм против социализма или диктатура трудящихся".  Вопрос: наш профсоюз требует от работодателя льгот, улучшений условий труда и т.д. Это тоже социалистический подход? Какие вообще перспективы у профсоюзов, уж больно все эти собрания и митинги-протесты по-смешному выглядят?

Сергей

Раз смешно – значит анахронизм.

Сейчас другой формат классовой борьбы.


Не знаю по адресу ли вопрос, если получу ответ буду очень благодарен.
Вопрос о жизни в США, который я задавал многим людям реально мне знакомым, но не получил ответа. Не знаю знаете ли Вы их образ жизни, но, может быть, у Вас получится ответить.
В одном художественном фильме показан был следующий сюжет. Отец умершего наркомана убивает наркотоговца, снабжавшего наркотиками умершего сына. Доказательств, подверждающих наркоторговлю у убийцы нет,  его приговаривают к смерти.
В это самое время в штате идет предвыборная компания губернатора и действующий губернатор штата, выставивший свою кандидатуру на очередных выборах, решает попиариться на этом приговоренном.
Журналистка решает спаси деда от смерти и начинает свою кампанию в поддержку деда. Настрой губернатора - отклонить прошение о помиловании. Один из личных друзей губернатора - начальник той самой тюрьмы штата, где будет исполняться смертный приговор. Это предыстория дальнейшей ситуации.
Далее была показана одна дикая (на момент просмотра лет 15 назад) ситуация.
Журналистка сидит в засаде и караулит начальника тюрьмы. Начальник тюрьмы вместе с помощником появляются и, заметив журналистку, пытаются прошмыгнуть в тюрьму, чтобы с ней не разговаривать. Тут помощник начальника тюрьмы, с нотками страха в голосе говорит своему шефу: "Стой, стой, она включила камеру!" И НАЧАЛЬНИК ТЮРЬМЫ (Большие буквы потому, что я именно так воспринимал эту должность) останавливается и начинает общаться с журналисткой в заискивающем тоне, а она себе позволяет на него наезжать на тему попытки его бегства от общения с камерой и нежелание давать интервью с прессой. И начальник тюрьмы расшаркивается в почтительных выражениях перед журналисткой, так как вроде перед ним стоит безумной крутизны начальник.
Из ситуации надо понимать то, что журналистка в состоянии создать начальнику тюрьмы некие настолько серьезные проблемы, что желая избежать вероятности их возникновения, он разговаривает в почтительно-заискивающем тоне. 
На тот момент, очень часто показывали, что в России журналистов вместе с их операторами просто выталкивали из даже коммерческих структур, и запрещали при этом снимать.
Мой вопрос.  Какие проблемы и с помощью каких инструментов может создать журналист для начальника тюрьмы штата в США?
Мне кажется Ваш кругозор достаточно широк, чтобы понимать хотя бы в общих чертах то, что происходит в США.
К слову сказать, не откажусь от психологических комментариев в мой адрес, если таковые возникнут у Вас после прочтения моего вопроса.

Алексей

В США пресса – инструмент давления финпромгрупп на власти. В силу этого они очень высоко поддерживают статус своих СМИ. В результате руководители СМИ для поддержания своего статуса жёстко крышуют своих журналистов. Поэтому попадая на рамсы с журналистом ты оказываешься перед ситуацией, когда тебя поливают говном, а ты ответку врубить не можешь. И эту ситуацию поддерживают всегда. Журналиста никогда не сдают. Если он идёт против политики редакции или хозяев – прессуют сами.

В РФ в некоторой степени то же самое. Например, когда у меня возникли рамсы с Невзоровым, он поливал меня говном безнаказанно, так как его крышевало КГБ. И убрать его удалось только на противоречиях внутри пиарной корпорации. Позже, когда у меня была своя газета, я так же безнаказанно травил Собчака. А чиновников я прессовал тем, что помещал в газете материалы, которые ссорили их с начальством (репутации у электората они не боялись, конечно – специфика РФ).

Когда мне было три года, моя мать сняла дачу и вывезла нас с братцем на лето. Поскольку деньги были заплачены вперёд, хозяин вёл себя крайне хамски и всё время с его стороны были всякие притеснения, которые меня очень бесили (особенно я обиделся, когда он специально наступил на мою любимую лейку и раздавил её). Так было, пока из Ленинграда не приехал в гости мой дед, бывший тогда корреспондентом “Ленинградской правды”. Он предъявил хозяину своё удостоверение и посоветовал вести себя прилично, если не хочет больших проблем. По морде хозяина было видно, как он струхнул, и я понял, что у меня когда вырасту, будет журналистское удостоверение. Словосчетания “четвёртая власть” я ещё не знал, но суть вопроса понял сразу. В 17 лет я обзавёлся первым журналистским удостоверением.

(Правда, я был злопамятным мальчиком и все вопросы привык решать сам, не полагаясь на деда. Поэтому на следующий день я спрятался за крышкой погреба, и когда хозяин оттуда вылезал, уронил оную. Когда хозяин вернулся из больницы, он стал совсем кротким. А ведь если бы я не отомстил за лейку, она могла бы стать источником невроза и инфантильной травмы, а у меня теперь был бы повод для обсуждений с психоналитиком.)


ßíäåêñ.Ìåòðèêà