добавить в «Избранное» сделать стартовой
Реклама от Google
RSS

Наука лидерства

Выпуск рассылки от 15.01.2014

Евгений Витальевич, в своей книге "Постиндустриальный переход и мировая война" Вы делаете попытку оправдать Горбачёва как политика, стремившегося осуществить постиндустриальный переход, возлагая вину за его срыв и создавшееся положение на шайку Ельцина, однако за Горбачёвым так же водятся, мягко говоря, тёмные делишки, которые крайне трудно приписать Ельцину. Например, признание Катыни, которую недавно даже европейский суд по правам человека признал фальшивкой (формально это вина Яковлева, но он фактически был правой рукой) и фактическое потворствование полёту Русто (по свидетельству Ивашова он похитил и передал карты ПВО ребятам из ЦРУ незадолго до этой провокации). Мне сложно понять, каким образом эти действия ложатся в канву постиндустриального перехода?

С уважением, Вячеслав

Я знавал Ивашова ещё в те годы, когда он не успел выжить из ума. Ну Вы прикиньте, как Генеральный секретарь прокрадывается в штаб ПВО (он вместе с охраной туда пробирался или воспользовался должностью и велел всем покинуть помещение архива, отдав ему ключ, или пролез туда через окно на крыше, как ванДамм?), похищает карты (он их копировал вручную, при помощи ксерокса, отдал на копирование на Текстильщики, или стибрил оригиналы?), а затем передаёт ЦРУ (он с резидентом под Крымским мостом встречался, один или с охраной, или в Кремль приглашал?). Это всё совместимо со здоровой психикой рассказчика? Может этому поверить человек с минимальным жизненным опытом?

С Катынью вообще дела обстоят непросто. Как показал Ю.Мухин, документы по Катыни были сфальсифицированы ещё в эпоху Хрущёва, а Пихоя сотоварищи уже потом дорабатывал. В бытность Болдина зав. Общим отделом ЦК (куда входил и архив) Горбачёв велел принести ему пакеты с катынскими документами, прочёл их, сказал “там такие гадости, что лучше не трогать”, велел запечатать и отправил назад в архив. При этом он всегда отрицал причастность НКВД к катынскому делу, и передал полякам документы только по реально имевшим место репрессиям поляков (но не в Катыни).

“Хрущёвский” пакет катынских документов оказался в руках поляков уже при Ельцине. Судя по всему, Ельцин передал их негласно, через Станкевича. При этом это было провокация с двойным дном: первый пакет, с подлинными документами, поляки не получили и о нём не в курсе. То есть всегда оставалась возможность извлечь подлинные документы и доказать подложность переданных (что несложно, как показал Мухин и на судеюном процессе и в своём фильме).

Так что подложные документы о катынской трагедии подсунул полякам не Горбачёв, а Ельцин. Скорее всего, с подачи Яковлева: тот любил такие интриги с двойным и тройным дном.


Евгений Витальевич, у меня есть потребность во внесении некоторых поправок в некоторые законы. Случаи типичны, поэтому уверена, что определенная часть населения поправки поддержит. Обдумывая, как бы это сделать, особенно не креативлю: обойти депутатов госдумы с предложением, обоснованием полезности поправок для общества и для депутатов, а там - кто примется за дело. Однако как действовать дальше, не очень себе представляю.
Знаю, у вас есть опыт проталкивания нужных законопроектов, правда, вы действовали среди "своих".
Есть ли у меня шанс? Или надо подумать еще?

Юлия

Лоббистская деятельность сейчас в РФ ограничена паранояльным контролем исполнительной власти за режимом прохода в ГосДуму. Они ищут опасность не там, откуда она их поджидает. В силу этого вряд ли есть перспективы у разумных предложений: режим станет восприимчивым к новациям только на самом краю своего падения, как это обычно бывает, но тогда и смысла в этих законах уже не будет.


Для борьбы со страхом физического воздействия стал тренироваться по системе рукопашного боя Крав-Мага. Заметил такую особенность: если знаю, что на тренировке будет ситуация физического столкновения - учебные спарринги, игра в регби – то меняется мое состояние: постоянно думаю об этом, пережевываю мысли, пытаюсь настроиться, подавить в себе страх, неуверенность, “морально подготовиться”, т.е. меня это беспокоит и я пытаюсь внутренне как-то подготовиться и настроиться. Если же это будет просто тренировка по наработке техники и столкновения не будет – то никаких переживаний не испытываю. Отпустить ситуацию, забить не могу, т.к. не привык  и не готов проигрывать. Но результатов привык добиваться через стратегическое преимущество – через выстраивание ситуаций и обстоятельств так, чтобы обеспечить победу; острых конфликтов по жизни избегал. Но собственно говоря и стал тренироваться чтобы выработать готовность к конфликту и быстро и адекватно отвечать в случае физической угрозы.
Что делаю неправильно? Что посоветуете?

Сергей

Посоветую один из наших семинаров, где мы готовим к ситуации острого противостояния. Прошлым летом это был крымский, предстоящим летом тоже о чём-то таком подумываем.


ßíäåêñ.Ìåòðèêà